СЛЕПОЙ ХУДОЖНИК

ЮРИЙ НАШИВОЧНИКОВ

Цитаты и фразы

Выявляя специфические особенности произведений Школы «Храмовая стена», открылась возможность дать краткую. Исчерпывающую характеристику произведениям такой Школы:

Сатва-поэтическая роспись, цветовые тона которой характерны только для верхних чакр, проявляя картинную плоскость, что ведет к автоматическому проявлению белоснежного блока храмовой стены, передней плоскостью которого является картинная плоскость, направляет главный акцент внимания зрителей на него, а не на себя, что зависит и от меры загруженности собою картинной плоскости, и от меры адаптации себя к объективным особенностям зрительного восприятия, и от меры активности своего содержания на сознание зрителя.

(Ю. Нашивочников. Октябрь 1999г)


Надо также отметить и подчеркнуть тот факт, что впервые в истории мирового искусства главный акцент внимания зрителей направляется в произведениях Школы «Храмовая Стена» на проявленный белоснежный блок храмовой стены, а не на роспись картинной плоскости.

(Ю. Нашивочников. Октябрь 1999г)


Система очередности особенностей Школы «Храмовая Стена» при его анализе.

  1. Цветовые тона в произведении характерны только для верхних чакр.
  2. Сатва-поэтическая роспись картинной плоскости.
  3. Сатва-поэтическая роспись проявляет картинную плоскость и блок храмовой стены.
  4. Тенденция к освобождению от сатва-поэтической росписи белоснежного блока храмовой стены.
Главный акцент внимания зрителей направляется произведением на белоснежный блок храмовой стены.

(Ю. Нашивочников. Октябрь 1999г)


Дорогая, Лариса Александровна!
Предлагаю свои стихотворения на возможность их включения в каталог выставки «Петербург 2003»

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ ПОЭЗИЯ
Реквием на тему
«ПОХОРОНЫ СИДЛИНА»

И вот мы в полусумрачном
Каменном морге
Сыром, холодном, неуютном,
Преисподнем –
Его ученики, жена и брат,
Хотя не здесь лежать он должен
И не во дворце кремлевском,
А на горе тибетской
Под неморгающими звездами.
Стоим и смотрим на него
В застывшей тишине,
Не отрывая глаз,
Лежащего в гробу
Большом сверхмеры,
А потому полупустом.
И кажется Иосиф
Поэтому
Совсем маленьким,
Невзрачным,
Жалким,
Ничего незначащим,
От всего отчужденным.
Не укладывался он
Не только в гроб,
Но и в жизнь тогдашнюю
И даже в паспорт,
В котором обозначен Осипом,
А называть себя хотел всегда
Иосифом.
Укладывался он лишь полностью в себя –
В свое бесконечное и независимое «Я»,
Да в нас отшельников несчастных.
Ехали потом
В пыли дорожной
На грузовике трясущимся
И нас подбрасывало
Подпрыгивал и Сидлин в гробу.
Приехали.
Темно и пусто
В пространстве необъятном Синагоги.
Гроб внесли.
Поставили.
И сразу
Сноп света яркий
На него упал
Откуда – то сверху.
Внезапно Равин
В свету у гроба оказался,
В отливах золотых сверкая,
И начал отпевать.
Время тянулось медленно.
Затем хотели
Гроб открытый
Навсегда закрыть,
Но не решались
На шаг жестокий столь.
Смотря в глаза друг другу,
Стояв не шелохнувшись.
И тут,
Сорвавшись с места вдруг,
В порыве яром рассердясь,
Помчался к гробу
Толя Головастов,
Подхватив по ходу, как пылинку,
Крышку гроба
И враз
С размаха ею
Гроб прихлопнул.
И долго эхо замирало
В темноте
Средь стен высоких Синагоги,
Уходящих в небо.
Затем,
Взяв тяжеленный молоток,
Выбрал гвоздь как можно больше
И с размаха
В гроб всадил его.
И так гвоздь за гвоздем
Вгонял он в гроб
Гвозди большущие,
Оживший вдруг
От грохотанья громового,
А Синагога вся
Содрагалась
От нашествия такого
Небогопристойного.
Потом спокойно отошел
С чувством выполненного долга,
Наслаждаясь результатом,
Потирая руки.
Гроб в могилу опускали, засыпали
Машинально,
Словно невзначай,
Быстро, просто.
Рвутся в клочья куски ветра
В вихрях скорби разметавшись,
Все негодование вобравши,
А мы –
Одинокие, жалкие
На фоне гаснувшего дня
Рыдание на небо поднимали
Драматизма великого,
Непоправимого,
Несправедливого.
Ведь гений он всех гениев,
С небес сошедший,
И незаметно так
Обратно к ним ушедший.
За ним туда ушли поспешно
Жена и брат,
А холм могильный
Уже давно от времени с землей сравнялся.
Так искры
В темноте кромешной,
Внезапно вспыхнув,
Мгновенно гаснут,
Не разгораясь в пламя.
Он ими был
Ниспосланными свыше,
Неудержавшись до конца
В своем разгоне.

(Ю. Нашивочников 2003г.)


СИДЛИНЦЫ!

Непоколебимые напевы
Дружбы Школьной
По годам неслись суровым
Песней звонкой,
Сохраняя «Детство» наше –
Дар природы драгоценный,
В чистоте уже полвека!
Из него мы прорастали,
Как с зерна на всходе Солнца,
Возвышаясь над обычным,
Устремляясь в бесконечность!
По нему мы измеряли
Свой порыв и жажду страсти,
По лугам взбираясь Солнца!
И такими сохранились
Перед вечностью самой!

(Ю. Нашивочников 2003г.)


ХУДОЖНИКУ ШКОЛЫ «ХРАМОВАЯ СТЕНА»

И не все пока что знают
Битых волнами брегов,
Где расщелины зияют
Пастью кровожадных львов,
Бездной адов, в землю вросших,
Все презренье нам бросают
И обломки молний острых
С ненасытностью глотают.
Мой друг туда не забреди,
Под грохот их себя ты не пытай,
Свой путь святой ты сохрани
И сбить с дороги не давай.

(Ю. Нашивочников 2003г.)


Далее >>