СЛЕПОЙ ХУДОЖНИК

ЮРИЙ НАШИВОЧНИКОВ

Текст выступления Юрия Нашивочникова на презентации книги "Школа Сидлина"

Уважаемые дамы и господа!

Сегодня для Школы Сидлина знаменательный день – происходит презентация выхода в свет фундаментальной книги о Школе Сидлина!

Это большой праздник для всей общественности и в этот день хотелось бы слышать только хвалу и тем, которые благодаря своим подвижническим усилиям создали эту книгу и всему тому удивительному, что в ней, а также еще и тому неожиданному для всех, что ещё скрывается под понятием «Школа Сидлина».

Сидлин нам говорил, вспоминая свои студенческие годы в Академии Художеств, что профессор Обугов часто водил их в Эрмитаж и обязательно всегда подводил к Рембранту с целью показать и доказать как плохо Рембрант рисовал руки. На это Сидлин нам говорил:»Он за мухой не видел Слона».

Так вот, давайте в день презентации еще глубже поймем Школу Сидлина – этого «Слона», не уподобляясь профессору Обугову. А ведь в истории мирового искусства очень мало было подобных «Слонов». И надо также понять как трудно было поднимать такого «Слона» на пьедестал этой книги.

Так чем все же замечательна эта Школа: или она просто дополняет собою уже известный ряд давно устоявшихся в своей славе художников и течений? Конечно, не только в этом, а главное в том, что она не только продолжала эволюцию мирового искусства по горизонтальному пути, но и вывела на следующую ступень по вертикальному эволюционному пути за счет введения в структуру произведения проявленного компонента, получившего название «Картинная плоскость». Сопровождалось это практической и теоретической разработкой, доказывающей объективную возможность присутствия и такого проявленного компонента в структуре произведения, так как Сидлин был не только художником, но и ученым. Это его открытие было равносильно открытию Энштейном теории относительности в физике, так как начиная со Старых Мастеров эволюция мирового искусства шла лишь по горизонтальному эволюционному пути, то есть по пути импровизации и интерпретации в произведении изобразительно-выразительных средств и сюжета фигуративных и нефигуративных форм.

Об этом неоднократно говорил и сам Сидлин своим ученикам, утверждая и доказывая, что все то, что делалось после Старых Мастеров – это уже все было у них и даже больше этого. Поэтому все, что делалось после Старых Мастеров, можно рассматривать, по мнению Сидлина, как кухню художника для экспериментов. И придет когда- нибудь время, считал он, появится человек, который соберет все находки этой кухни и поведет искусство дальше. Мы – его ученики, догадывались, что говорил он тогда о себе, а теперь уже полностью уверены в этом. Именно ему удалось это сделать, то есть вывести мировое искусство на следующий вертикальный эволюционный уровень, введя в структуру произведения проявленный компонент, названный им «Картинная плоскость».

Но что происходит с живописным произведением при проявлении картинной плоскости цветом, к чему всегда стремилась Школа Сидлина? Изображенные образы действительности и глубина пространства картины создаются тогда в произведении не за счет их имитационно- иллюзорного изображения, а возникают автоматически в сознании за счет восприятия знаковой системы изобразительно-выразительных средств, создающей впечатление, что она лежит на картинной плоскости и этим самым ее проявляет и составляет. Но при восприятии окружающей нас действительности происходит ведь тоже самое, а именно: мы видим лишь фронтально расположенную по отношению направления нашего взгляда плоскость зрения, состоящую из различной конфигурации цветных и не цветных пятен, линий, валеров, а наш прошлый опыт мгновенно подсказывает какие пространственные взаимоотношения и предметы за всем этим скрываются. Сеченов поэтому вполне закономерно писал, что глаз есть ученик видящий руки. Проявленная же в произведении картинная плоскость является, по сути говоря, олицетворением, изображением, проявлением плоскости зрения. Такова объективная необходимость возможного существования в произведении проявленной картинной плоскости.

Но Школа Сидлина не ограничивалась только этим открытием. Она совершала фундаментальные открытия и на своем горизонтальном эволюционном пути. Например, разработала систему организации изобразительно – выразительных средств в произведении для его наилучшей адаптации к объективным особенностям зрительного восприятия, что, в свою очередь, привело к соответствующим далеко идущим отсюда последствиям, так как оказалось, что по этой системе строятся и должны строиться все взаимоотношения в структуре художественной формы произведения, приводящие в итоге все ее элементы и части к их согласию, созвучию, композиционно – ритмической организации, архитектоничности, конструктивности, материальности, чистоте и светоносности независимо от того фигуративный или нефигуративный сюжет изображения, светлая или темная гамма произведения, сближенные или не сближенные цветовые тона, открытые или закрытые, по терминологии Сидлина колера.

Таковы формальные особенности произведений Школы Сидлина, расширяющие возможности содержания художественной формы, c необходимостью направляемые на высокую организацию духа через высокую, тонкую, созерцательную эстетику самодовлеющей живописи, что является полностью исчерпывающей характеристикой в ее общем виде для этой Школы.

Но Школа Сидлина это еще и Традиция. Сидлин убедительно наставлял своих учеников, что решающим фактором является Традиция. Традиция – это Школа, и наоборот, Школа – это Традиция, это главнее таланта, условий и т.п., хотя это тоже благоприятствует, но это не решающий фактор. Сидлин говорил также, что он понимает живопись не как люди ее понимают изменяющуюся в разное время, а как нечто постоянное, объективное, представляющее собою одну линию развития, одну и ту же традицию и ничего не имеющее дело с модой и вкусами, которые очень быстро и часто меняются.

Нельзя не сказать и о Школе «Храмовая Стена», которая, как нельзя лучше реализует это наставление Сидлина, благодаря чему обязана его Школе своим происхождением. Она, преемствуя все достижения Школы Сидлина и вектор устремленности ее эволюционного пути, стала проявлять картинную плоскость не только цветом, как это было в Школе Сидлина, но еще и соответствующей условностью изображения предметов. Это привело к усилению проявления картинной плоскости и соответственно благодаря этому и более сильному проявлению от нее стены, в результате чего окончательно сформировался и другой компонент в структуре художественной формы произведения Школы Сидлина, названный «Стена».

Но в виду того, что роспись в Школе Сидлина высоко – духовная, распространяющая свое высоко- духовное содержание и на стену, стена названа «Храмовой». Так произведение Школы Сидлина поднялось на следующий вертикальный эволюционный уровень, обозначив собою факт возникновения Школы «Храмовая Стена». А затем произведение Школы «Храмовая Стена» в своем эволюционном процессе стало направлять главный, основной акцент внимания зрителей не на роспись за счет снижения ее активности, привлекательности, занятности и полной загруженности ею белого грунта холста при использовании только неукрывистых цветовых тонов характерных для цвета верхних чакр, а на белоснежную храмовую стену, состоящую из света и его излучающую.

Заканчивая свое выступление от лица учеников Сидлина, еще раз благодарю всех тех, благодаря которым появилась в свет эта книга – альбом и тех, кто организовал такой большой, незабываемый праздник, которого сидлинцы ждали многие годы и не совсем верили в это чудо, но оно свершилось.

Ю.Нашивочников 2001г.


Далее >>